Darkenshtorm
dream walker
пятница, 1 июня 2012 г.

В этот раз я решил исследовать подземелья, и, в частности, метро. Я вышел из своего дома отправился в сторону юго-западной окраины города. Площадь перед метро была пустынна. Ветер катил по асфальту сухие листья и пожелтевшие листы старых газет. Двери входного вестибюля раскачивались на ветру. Я придержал одну из них. Передо мной был густой мрак, разрезаемый вдалеке холодным электрическим светом мигающих ламп станции. Я ступил на слабо блестящий гранит лестницы. Вкрапления кварца блестели в стенах, подобно звездам. Бесконечное небо подземных стен опасно притягивало внимание. Я с трудом отвел глаза и стал считать ступени, медленно переставляя босые ноги по холодным ступеням. Спустя 33 шага я был у входа на платформу.

Звуки мертвого сновиденного подземелья доносились словно через слой ваты. Они понимались скорее как ассоциации, нежели были воспринемаемы напрямую. Также воспринимался запах. Тактильные и визуальные впечатления воспринимались напрямую. Самые сильные звуки и запахи также воспринимались напрямую, на мгновение почти полностью отключая зрение. При попытке воспринять всё и сразу все ощущения сливались в один синестетический хаос. Я вышел на середину платформы. Где-то во мраке медленно брели силуэты людей, скрытых длинными одеждами и тенями. Бесшумно подошел поезд в центр. Я сел в залитый золотым светом вагон и замер напротив окна. Меня интересовало строение внутренней части метро, его тоннелей и переходов. Я хотел знать, как метро связано с другими подземными сооружениями, как внешние области за пределами Мира Снов вливаются в пещеры, каменоломни и тоннели метро. Я хотел видеть, как подземные реки впадают в озера густого тумана, сквозь который не проникает свет моего внимания. Я хотел знать места пересечения метро и поездов, идущих из Города.

Проезжая мимо станций, я видел на них толпы людей. Некоторые станции были неосвещены и безлюдны. Иногда в полосе света из единственной грязной лампочки стоял одиноко человек и кутался в пальто. Иногда станция была давно заброшена и разрушена, и в мусоре копались дхолы. Несколько раз поезд выезжал на поверхность Города, проносясь мимо промышленных районов, заполненных тесно жмущимися друг к другу длинными и темными домами. Склады и заводы в основном не освещались. В проводах выл ледяной ветер, пахнущий пылью, полынью и осенью. Здесь всегда чувствовалась осень, независимо от того, какое время года было в остальном Мире Снов. Красноватые фонари, освещающие заводские трубы, подсвечивали валящий из них пар, что делало его кровавым. Я видел поезда, уходящие на ветки, ведшие к загородной железной дороге. Давно уже я не пускался в дальние путешествия по городу. Я ехал на поезде метро и вспоминал, как пешком ходил из Города к самым границам Страны Снов. Вспоминал, как выходил за ее пределы и шел по замершему радужно-бесцветному, словно стеклянному миру. Вспоминал, как находил тайные пути во внешние миры и за их пределы. Иногда картина сна передо мной пропадала и я видел те далекие края, в которых был когда то.

Поезд заехал в тоннель и, сопровождаемый лишь свистом ветра и гудением проводов на стенах. Я вышел на залитой ярким светом галогенных ламп станции. Поднявшись по привычно заполненному людьми эскалатору, я оказался на наземной части станции. Здесь был целый город. Огромное количество людей и разнообразных существ сновали по переходам, тоннелям и висячим галереям. Из узких овальных ходов высовывались морды черных блестящих, похожих на гибрид муравья и игуаны существ. Они проворно сновали вокруг своих гнезд, находившихся в стенах и на потолке. Люди, не обращая на них внимания, спешили по многочисленным лестницам и переходам, ехали на эскалаторах и открытых лифтовых кабинах. У стен стояли торговые павильоны, у которых толпились прохожие. Около каждого эскалатора, лестницы или галереи стояли КПП, в которых спали, сидели и лежали сторожа, меланхолично и безучастно взиравшие из своих стеклянных убежищ на толпы блуждающих по метро. Суета, шум и толкотня сновиденного метро всегда казались мне праздничными. Впечатлений после пребывания в этой пестрой, постоянно движущейся толпе хватало на неделю. Я вышел в город. Вставало солнце, заливая высокие и величественные здания Центра ярким пронзительным светом. Наступало утро.